Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
всего, что сотворено. Итак, все, что создано, было в Нем
уже жизнью, и не просто жизнью, ибо и о скотах мы
говорим, что они живут, хотя и не принимают участия в
премудрости, но — жизнью, которая была светом для
людей. И мудрые умы, очищенные Его благодатью, спо-
собны воспарять до таких высот веденье что выше и
блаженнее нет ничего.
Глава XV
Есть, однако, и такое мнение, что все, сотворенное
Словом, в Нем есть жизнь; в этой жизни Оно созерцало
• все, когда творило, и как созерцало, так и творило, видя
все сотворенное не вне Себя, а в Себе. И это созерцание
было не одним у Него, а другим — у Отца, но одним
и тем же у обоих, как и сущность Их — едина. Именно
так о Премудрости, которою все сотворено, и говорится
в книге Иова: "Но где премудрость обретается? и где
место разума? Не знает человек цены ее, и она не
обретается на земле живых" (Иов. XXVIII, 12, 13). И там
же, немного ниже: "Бог знает путь ее, и Он ведает место
ее. Ибо Он прозирает до концов земли, и видит под всем
небом. Когда Он ветру полагал вес, и располагал воду по
мере, когда назначал устав дождю и путь для молнии
громоносной: тогда Он видел ее и явил ее" (23 — 27).
Этими и подобными им свидетельствами показывается,
что все, прежде чем оно было сотворено, находилось в
познании Творящего. И, разумеется, оно было наилучшим
там, где было более истинным, вечным и неизменным.
Впрочем, достаточно сказать, чтобы каждый знал и веровал:
все это сотворил Бог. Не думаю, что может найтись такой
безумец, который стал бы утверждать, что Господь сотворил
то, чего не знал. Если же Он знал все это прежде, чем
сотворил, то, конечно же, оно было ведомо Ему в том
виде, в каком оно живет вечно и неизменно и составляет
жизнь, по сотворении же — в том, в каком каждая тварь
существует по роду своему.
436