Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/421"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
нашего удобства. Допустим, мы взираем на некий удален-
ный предмет; взор наш как бы пробегает пространство от
нас до него. Но за этим предметом есть еще один, и
наш взор, следуя по той же линии, пробегает расстояние
от первого предмета до второго и останавливается на нем.
Далее расположен еще один, и взор снова пускается в
путь. И так от одного к другому, раньше к одному, после
к другому. Но неужели же наше зрение сразу же, мгновенно
не достигает самого удаленного из видимых предметов,
без всех этих "раньше" и "после"? А между тем, луч
зрения — это луч телесного света. Но и он проходит все
безмерные пространства разом, в одно мгновение, хотя,
несомненно, одни проходит раньше, другие — позже.
Апостол, желая получше выразить скорость нашего
воскресения, справедливо сказал, что оно произойдет во
мгновение ока (1 Кор. XV, 52). Ибо что можно найти
более скорого в движениях телесных вещей? Но если
зрение телесных глаз столь быстро, то во сколько же раз
быстрее зрение человеческого ума, а уж тем более — ума
ангельского? А что тогда сказать о быстроте Премудрости
Божией? Поэтому в том, что сотворено разом, никто,
кроме Премудрости Божией, Которой все было создано в
своем порядке и все-таки — разом, не может увидеть,
что явилось прежде, а что — после.
Глава XXXV
Итак, первоначально сотворенный Богом день, если он
— ангельская тварь, т. е. тварь преднебесных Ангелов и
Сил, присутствовал при всех делах Божиих своим знанием,
которым познавал, с одной стороны, сперва в Слове Бога
то, что должно было создаваться, с другой — потом уже
в самой твари — сотворенное; познавал не во временной
последовательности, а причинно, в действии же Творца
— все разом. Ибо что Бог намерен был сотворить, Он
творил не во времени, хотя созданное Им и было вре-
менным. Поэтому нынешние семь дней, производимые
кругообращением небесного светила, будучи своего рода
419