Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Истины, всегдашний вечер — в познании твари в ее
природе, всегдашнее утро — в возвращении от этого
познания к славе Творца. Ибо вечер происходит там не
от удаления высшего света, а от обращения его к низшему
познанию; в свою очередь, и утро не должно там сменять
как бы ночь незнания утренним познанием, а (состоит в
том), что даже и вечернее познание оно обращает во хвалу
Создателю. Так и (псалмопевец), не упоминая ночи говорит:
"Вечером и утром и в полдень буду умолять и вопиять,
и Он услышит голос мой" (Пс. LIV, 18), обозначая этой
сменой времен, как мне кажется, то, что безо всякой
смены происходит в том отечестве, которого жаждет его
странствие.
Глава XXXI
Но если ангельское сообщество и единство сотворенного
Богом дня теперь проводит и имеет день, вечер и утро
одновременно, то неужели таким же образом оно имело
их и тогда, когда все еще только творилось? Не воспри-
нималось ли оно в те шесть дней творения, когда Богу
угодно было сотворить все порознь, так, что сперва воз-
никало в их познании, когда изрекалось: "И стало так",
затем, когда оно являлось уже сотворенным в той своей
природе, в которой оно существует и угодно Господу, ибо
"хорошо", оно подобным же образом познавалось их
низшим познанием, названным вечером, и, наконец, после
вечера наступало утро, когда ангелы славословили Бога за
эти дела Его и получали от Слова Бога познание другой,
следующей по порядку своего явления к бытию твари?
Отсюда, день, вечер и утро являлись тогда не разом, а
порознь, в том порядке, в каком повествует Писание.
Глава XXXII
Но не было ли все это разом уже и тогда, но не в
смысле одновременности, как это можно представить в
нашем временном бытии, когда "восходит солнце, и заходит
И Зак. 3645
415