Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
другое, заслуживающее большего предпочтения, но наста-
иваю, что священное Писание никак не хотело внушить
нам мысль, будто покой Божий — следствие утомления
от тягостной работы.
Глава XXIX
Возможно, кто-нибудь возразит, что ангелы высших
небес не последовательно созерцают сначала идеи в не-
преложной истине Слова Бога, затем — сами твари и,
наконец, познание их в себе относят к прославлению
Творца, но ум их с удивительной легкостью может обнимать
все это одним разом. Но неужели же кто-нибудь скажет,
а если и скажет, то нам следует его слушать, что фад
небесный, (состоящий) из многих тысяч ангелов, или не
созерцает вечности Творца, или не знает изменяемости
твари, или же после некоторого низшего познания ее не
прославляет Создателя? Пускай они все это могут делать
и делают разом, но ведь делают же! Значит, и день, и
вечер, и утро они имеют одним разом.
Глава XXX
Нам не следует опасаться, чтобы кто-либо, способный
возвыситься мыслью до подобного предмета, мог подумать,
будто такого порядка там не может быть потому, что его
не бывает в наших днях, рожденных кругообращением
солнца. Действительно, в отдельных частях земли ничего
такого не наблюдается, но кто же не знает, что мир,
взятый в целом, имеет в одно и то же время и день на
своей солнечной стороне, и ночь — на обратной, и вечер
там, откуда уходит солнце, и утро там, где оно восходит.
Все это одновременно мы, конечно, наблюдать не можем,
но на этом только основании не должны приравнивать
земной порядок вещей и временно-пространственное обра-
щение материального света к тому духовному отечеству,
где есть постоянный день в созерцании непреложной
414