Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
щением, а духовным познанием, когда блаженный сонм
ангелов первоначально созерцает тварь в Слове Бога,
которым Бог изрекает: "Да будет", почему сначала она
является в познании ангелов, когда говорится: "И стало
так", а затем ангелы познают ее в ее собственной природе,
что обозначается наступлением вечера, и, ^наконец, поз-
нание ее, уже сотворенной, относят к прославлению Исти-
ны, в которой раньше созерцали идею ее творения, что
обозначается приходом утра.
Таким образом, через все эти дни проходит один день,
который надобно понимать не в смысле обыкновенных
дней, которые определяются и исчисляются обращением
солнца, а некоторым иным образом, которого не могут
быть чужды три первые дня, исчисляемые до создания
светил. И такой порядок продолжался не до четвертого
дня, с которого мы могли бы уже мыслить привычные
нам дни, а до шестого и седьмого; так что одно дело —
день и ночь, которые отделил друг от друга Господь, и
совсем другое — день и ночь, разделенные светилами,
которые Бог сотворил, сказав: "Да будут светила на тверди
небесной, для отделения дня от ночи". Этот день Он
сотворил тогда, когда создал солнце, присутствием которого
он и производится, тот же, первоначально сотворенный
день продолжался уже три дня, когда в четвертое его
повторение были сотворены светила.
Глава XXVII
Поэтому, в виду того, что в земной нашей смертности
мы не можем на опыте познать тот день или те дни,
которые исчислялись его повторением, а если и можем
достигнуть некоторого их понимания, не должны придер-
живаться столь дерзкого мнения, что будто бы уже нельзя
иметь о них другого, более правильного и достойного
представления, нам следует думать не так, что нынешние
семь дней, составляющие по примеру тех дней неделю,
из повторения которой слагаются времена и каждый день
которой продолжается от восхода до заката солнца, пред-
412