Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XXV
Таким образом, ангелы знают тварь в ее собственной
природе, но так, что по избранию и любви предпочитают
этому знанию знание ее в Истине, Которою сотворено
все, сделавшись причастными Ей. Поэтому в течение шести
дней не упоминаются ночи, но после вечера и утра —
день один, затем, опять после вечера и утра — день
второй, и т. д. вплоть до утра шестого дня, с которого
начинается седьмой день покоя Божия. Ибо ночь при-
надлежит дню, а не день — ночи, в том случае, когда
высшие и святые Ангелы познание твари в ее собственной
природе относят к славе и любви Того, в Ком созерцают
вечные идеи, по которым создана тварь, и своим соглас-
нейшим созерцанием составляют единый созданный Гос-
подом день, к которому присоединится и Церковь, освобо-
дившись от своего странствия, так что и мы "возрадуемся
и возвеселимся в оный" (Пс. CXVII, 24).
Глава XXVI
Итак, вся тварь совершена в шестикратном повторении
того дня, вечер и утро которого можно понимать в
вышеприведенном смысле; и вот, наступило утро, которым
закончился шестой и начался седьмой день, день, уже не
имевший своего вечера. А вечера он не имел потому, что
покой Божий не относится к той твари, которая была
создана в предшествующие шесть дней и познавалась в
себе самой иначе, нежели в Том, в истине Кого она и
создавалась, и как бы бледный вид познания которой и
представлял собою вечер. Отсюда, в повествовании о
творении вещей под днем надобно разуметь форму самого
творческого действия, под вечером — завершение его, под
утром — начало нового, чтобы не сказать вопреки Пи-
санию, что кроме шести дней создана была еще и тварь
седьмого дня, или что сам седьмой день — не тварь;
итак, через все дни творения повторяется один и тот же
сотворенный Богом день, повторяется не телесным обра-
411