Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
быть никак не может, то остается (думать), что при всех
делах творения повторялось присутствие того света, который
Бог назвал днем, причем повторялось столько раз, сколько
было насчитано дней, в том числе и седьмой, когда Бог
почил от всех дел Своих.
Глава XXII
Но так как мы не доискались, каким своим обращением,
или приближением, или же удалением телесный свет
раньше, чем создано было небо, названное твердью, на
коем были устроены и светила, мог производить смены
дня и ночи, то не должны оставлять этот вопрос без
разъяснения своего мнения, что тот первоначально сотво-
ренный свет был не телесным, а духовным. И как после
тьмы появился свет, причем разумеется свет уже образо-
вавшийся и обратившийся от некоторой своей бесформен-
ности к Творцу, так и после вечера должно было наступить
утро, когда этот свет после познания своей природы, ибо
он не то, что Бог, возвращается к прославлению того
Света, который есть сам Бог, и от созерцания которого
он образуется и сам. И так как прочие, созданные после
него твари не являются вне его познания, то через все
творение повторяется один и тот же день, так что от
повторения его является столько дней, сколько в сотво-
ренных вещах различается родов, число которых должно
было определяться совершенством числа шесть.
Так, вечер первого дня представляет собою познание
(света), что он — не то, что Бог, а наступившее после
первого вечера утро — его возвращение к прославлению
Творца за свое создание и восприятию от Слова Бога
познания являющейся после него твари, т. е. тверди,
которая является сперва в познании света, когда говорится:
"Да будет", а потом уже и в природе самой тверди, когда
прибавляется: "И создал Бог твердь". Затем наступает
вечер этого света, когда он познает твердь не в Слове
Бога, а в ее собственной природе; это познание, будучи
меньшим первого, справедливо названо вечером. Далее
408