Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
написано в книге пророков: "И сказал мне ангел, гово-
ривший во мне" (Зах. I, 9); не сказал: "говоривший со
мною", но "во мне". Или они являются во сне и разго-
варивают так, как в сновидениях: в Евангелии мы читаем:
"Вот, ангел Господен явился ему во сне, говоря" (Мф.
I, 20). Этими способами явления ангелы как бы показывают,
что они не имеют осязаемых тел (Быт. XVIII, 2 и XIX,
2) и поднимают весьма трудный вопрос: каким образом
отцы могли омывать ноги его, каким образом Иаков
боролся с ангелом, так тесно прикасаясь к нему (там же
XXII, 24). Когда это делается предметом исследования и
когда кто-нибудь строит догадки, то это не будет беспол-
езным упражнением умственных способностей, коль скоро
рассуждение ведется осторожно и думающие не приписы-
вают себе тех знаний, каковых у них нет. Нужно, чтобы
это и тому подобное утверждалось, или отрицалось, или
определялось доказательно, так как без доказательства оно
не познается.
60. Куда важнее решить и распознать, не завлекает ли
сатана обманом к чему-нибудь гибельному, когда превра-
щает себя как бы в ангела света. Потому что, когда он
обманывает телесные чувства, разум же не отклоняет от
истинного и правильного образа мысли, руководящего
жизнью каждого верующего, то для религии нет никакой
опасности; или когда, представляясь добрым, он делает
или говорит свойственное добрым ангелам (II Кор. XI,
14), даже если и считается добрым, то это не есть опасное
и смертное заблуждение для христианской веры. Когда же
через это чужое начинает склонять к своему, тогда, чтобы
распознать его, а не идти за ним, требуется большая
бдительность. Но многие ли из людей в состоянии избежать
всех смертоносных козней его, если ими не руководит и
не защищает Бог? И сама трудность этого дела полезна
для того, чтобы никто не надеялся на себя самого, или
один на другого, но все на Бога. Никто из благочестивых,
конечно, не сомневается, что лучше сможет это нам
разрешить.
61. Та церковь, которая пребывает среди святых ангелов
и воинств Божиих сделается известной нам, какова она
39