Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/407"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
и применительно к духовному, хотя оно и весьма отлично
от телесного.
Итак, тем утром, которое последовало за вечером шес-
того дня, обозначается, по-моему, начало твари в покое
Творца, ибо обрести покой в Нем она могла только тогда,
когда была создана, и поэтому, когда в шестой день были
завершены все (дела творения), то после вечера наступило
такое утро, когда сотворенное начало обретать свой покой
в своем Творце. А вместе с этим оно обрело и почивающего
в Себе Бога, в Коем могло почить и само, почить тем
тверже и крепче, чем более оно в Нем, а не Он — в
нем, нуждалось для своего покоя. Но так как вся тварь
будет вечно пребывать в своем Творце, то после того утра
и не было уже никакого вечера.
Глава XIX
Таково возможное объяснение того, почему седьмой
день, в который Бог почил о всех дел Своих, после вечера
шестого дня утро имел, а вечера не имел. Но есть и
другое, на мой взгляд более прямое и лучшее, но несколько
более трудное для понимания объяснение, а именно: что
покой Божий в седьмой день не для твари, а для самого
Бога есть утро без вечера, т. е. начало без конца. В самом
деле, если бы было просто сказано: "Почил Бог в день
седьмый" и при этом не прибавлено: "От всех дел Своих,
которые делал", то в таком случае мы напрасно бы стали
искать начало этого покоя. Бог почивать не начинает: Его
покой вечен, без начала и конца. Но так как Он почил
от всех дел Своих, которые делал, не нуждаясь в них, то
хотя покой Его, действительно, не начинается, однако
покой от всех дел, которые Он делал, начался с того
времени, когда (эти дела) были завершены. Ибо даже и
нуждаясь в этих делах, Он мог почить не раньше, чем
они явились (хотя Он не нуждался и в уже завершенных
делах); а так как Его блаженство, никогда ни в каких
делах не нуждаясь, не будет, как бы возрастая, становиться
405