Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава IX
Впрочем, кто-либо может возразить, что Бог трудился
не тогда, когда изрекал слова, дабы явилось к бытию то
или это, а тогда, когда мыслил, что должно явиться к
бытию, и освободившись по сотворении вещей от этой
заботы Он справедливо захотел благословить и освятить
день, в который впервые стал свободным от этого напря-
жения духа. Но рассуждать подобным образом — это
безумие, ибо Богу присуща не только способность сотворять
вещи, но и неизреченная легкость, с какою Он это делает;
поэтому нам остается только думать, что для разумной
твари, в том числе и для человека, Бог указал покой в
самом Себе, даровав нам Духа Святого, которым изливается
любовь в наши сердца, дабы мы стремились туда, где
можем обрести успокоение. Ибо как справедливо то, что
все, что мы делаем по наитию Божию, делает Бог, также
верно и то, что когда мы по дару Божию обретаем покой,
обретает его и Бог.
Такое понимание правильно, поскольку очевидно, что
говорить о Боге, что Он обретает покой, успокаивая нас,
это то же, что говорить, что Бог познает, даруя нам
познание. Конечно, Бог не познает временным образом
ничего такого, чего не знал бы раньше, однако же, Аврааму
говорит: 'Теперь Я знаю, что боишься ты Бога" (Быт.
XXII, 12), каковые слова следует понимать: "Ныне Я
сделал так, что узнано было". Такого рода выражениями,
когда о чем-либо таком, что не принадлежит Богу, мы
говорим как о том, что Ему принадлежит, мы обозначаем,
что Бог обращает это в принадлежащее нам. Но при этом
надлежит следовать духу Писания, так как о Боге нельзя
говорить необдуманно ничего такого, чего бы не было
сказано в Писании.
К числу таких выражений, по-моему, принадлежит и
изречение апостола: "Не оскорбляйте Святого Духа Божия,
Которым вы запечатлены в день искупления" (Еф. IV,
30). По самой Своей субстанции, так как Он существует
сам в Себе, Святой Дух не может оскорбляться: Он
обладает вечным и неизменным блаженством и даже,
394