Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
потом упоминается святая Церковь. Этим дается понять,
что разумное творение, принадлежащее к свободному Иеру-
салиму (Гал. IV, 26), должно было быть поставлено после
упоминания о Творце, то есть о высшей Троице. Потому
что все, сказанное о человеке Христе, относится к единству
лица Единородного. Итак, правильный порядок Испове-
дания требовал, чтобы к Троице присоединилась Церковь,
как бы к обитателю — его дом, и к Богу — Его храм,
и к основателю — его город. Она же подразумевается
здесь вся, а не только та ее часть, которая странствует
по земле, от востока до запада, славя имя Господне (Ис.
СХИ, 3) и после плена воспевая новую песнь; но и та,
которая всегда, со времени творения, на небесах — в
союзе с Богом, и не испытала совсем зла падения. Эта,
блаженная, неизменно пребывает среди святых ангелов и,
как должно, помогает своей странствующей части, потому
что та и другая будут соединены общей участью в вечности,
а теперь соединены узами любви, будучи вместе установ-
лены для почитания одного Бога. Отсюда, ни вся она в
целом, ни какая-нибудь часть ее не желает почитаться
вместо Бога, не желает, чтобы Богом было что-нибудь,
относящееся к храму Божию, который строится из богов,
творимых несозданным Богом. А поэтому, если бы Дух
Святой был творением, а не Творцом, то, конечно, был
бы разумным творением, так как Он есть высшее творение.
И, следовательно, в символе веры не упоминался бы
прежде Церкви, потому что и сам принадлежал бы к
Церкви в той ее части, которая на небе. И не имел бы
храма, но сам был бы храмом. Он же имеет храм, о
котором говорит апостол: "Не знаете ли, что тела ваши
суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете
вы от Бога?" (I Кор. VI, 19). В другом месте о них
говорит: "Разве не знаете, что тела ваши суть члены
Христовы?"(1 Кор. VI, 15). Каким образом, следовательно,
тот, кто имеет храм, не Бог? Или Он меньше Христа,
члены Которого имеет храмом? Ведь и храм Его — храм
Бога, если тот же апостол говорит: "Разве не знаете, что
вь* — храм Божий" и, чтобы доказать это, прибавляет:
"И Дух Божий живет в вас" (I Кор. III, 16). Бог,
37