Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
присуща некоторая естественная сила и как бы наперед
вложенные в них некоторые основные начала, которые
должны были возникнуть от повреждения смертных тел,
сообразно роду и различию каждого, по непреложной воле
Творца, дающему всему движение Своим неизреченным
управлением.
Глава XV
Часто спрашивают и относительно некоторых ядовитых
и опасных животных, сотворены ли они после грехопадения
человека для его покарания, или же изначально они были
созданы безвредными и только впоследствии начали губить
грешников. Даже если бы все было именно так, то ничего
удивительного в этом бы не было, ибо никто в настоящей
многотрудной и бедственной жизни настолько не праведен,
чтобы осмелиться назвать себя совершенным, о чем спра-
ведливо замечает апостол: "Не потому, чтобы я уже достиг,
или усовершился" (Филип. III, 12); с другой стороны, для
упражнения нашей немощности и усовершенствования до-
бродетели необходимы испытания и телесные бедствия, о
чем свидетельствует тот же апостол, говоря: "И чтоб я
не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне
жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтоб я не
превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы
удалил его от меня, но Господь сказал мне: "довольно
для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в
немощи" (II Кор. XII, 7 — 9).
Впрочем, св. Даниил, исповедуя в молитве к Богу не
только грехи народа, но и свои собственные, остался,
находясь среди львов, живым и невредимым (Дан. VI, 22);
точно также смертоносная ехидна, повиснув на руке апос-
тола, не причинила ему никакого вреда (Деян. XXVIII, 3
— 5). Таким образом, будучи даже и сотворены, они
могли и не творить зла, если бы для этого не существовало
причины, т. е. не было нужды, с одной стороны, устрашать
и наказывать порок, а с другой, испытывать и укреплять
добродетель, поскольку примеры терпения необходимы и
для совершенствования других, и сам человек в испытаниях
376