Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
распространилось на всех, размножающихся путем рож-
дения (себе подобных)? О деревьях же и травах, сотво-
ренных раньше других, (Бог не сказал) ничего такого,
посчитав недостойным благословения то, что не испытывает
в себе стремления к этому и рождает безо всяких ощущений.
Но относительно человека необходимо было повторить
благословение, дабы никто не подумал, что в деторождении,
а не в похоти блуда, заключается грех.
Глава XIV
Возникают вопросы и относительно наималейших жи-
вотных: созданы ли они при изначальном творении, или
же при последовавшем затем повреждении смертных вещей?
Ибо многие из них появляются при ранении живых тел,
многие от грязи, гниения и разложения трупов, иные —
от гниения деревьев или от порчи плодов. Но и о всех
них нельзя сказать, чтобы их творцом не был Бог. Всем
им присуща своего рода естественная красота, вызывающая
удивление у созерцающих, ибо Бог не оставляет бесфор-
менными и самые последние из вещей, которые разруша-
ются сообразно с порядком своего рода и чье разрушение
ужасает нас по причине нашей смертности, и творит
животных с крохотными тельцами, но с острым чувством,
дабы мы с большим изумлением наблюдали быстрый полет
мухи, чем мерную поступь вьючного животного, и больше
удивлялись работе муравья, чем тяжелой ноше верблюда.
Но вопрос остается открытым: возникли ли они при
первоначальном шестидневном творении, или же при пос-
ледовавшем разрушении тел? Можно сказать, что те ма-
лейшие (твари), что возникают из воды и земли, произошли
вначале, причем не исключено, что возникли они еще до
создания светил (т. е. с деревьями и травами), поскольку
скорее дополняют обитаемую среду, чем являются (в
прямом смысле слова) ее обитателями. Но сказать то же
о тех, что рождаются из тел преимущественно мертвых
животных — нелепо, разве что под этим мы будем
подразумевать, что всем одушевленным телам была уже
375