Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/367"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
Глава 111
Впрочем, вопрос о превращении элементов до сих пор
открыт и не выяснен даже теми людьми, которые посвя-
щали свой досуг весьма тщательному исследованию этого
предмета. А именно: одни говорят, что всякий элемент
может изменяться и превращаться во всякий другой; другие
утверждают, что каждому элементу принадлежит нечто
особенное, что никоим образом не превращается в качество
другого элемента. В своем месте, может быть, мы войдем,
если Господь благоволит, в более обстоятельное рассмот-
рение этого предмета; теперь же, по ходу настоящего
рассмотрения, достаточно, полагаю, коснуться его настоль-
ко, насколько это нужно для того, чтобы стал понятен
удержанный бытописателем порядок, по которому о тво-
рении водных животных надобно было сказать раньше,
чем о творении животных земных.
Ни в коем случае не следует думать, что в настоящем
Писании опущена какая-либо стихия мира, состоящая из
четырех известнейших элементов, лишь потому, что небо,
вода и земля здесь упомянуты, а воздух — нет. Наше
Писание часто называет мир или небом и землей, или
прибавляет еще и море. Поэтому воздух в нем относится
либо к небу, если только в высших пространствах сущес-
твуют слои спокойнейшие и совершенно тихие, либо к
земле, в виду того бурного и туманного слоя, который
вследствие влажных испарений становится плотным, хотя
и сам чаще называется небом; поэтому и не сказано: "Да
произведет вода пресмыкающихся, душу живую, а воздух
— пернатых, летающих над землей", а говорится, что тот
и другой род животных произведен из воды. Таким образом
все, что только в водах есть волнующегося и текучего,
или парообразно-разреженного и висящего (в воздухе), так
что первое является распределенным между пресмыка-
ющимися, а последнее — между летающими, — отнесено
(бытописателем) к влажной стихии.
365