Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XIII
"И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной,
для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен,
и дней, и годов; и да будут они светильниками на тверди
небесной, чтобы светить на землю. И сталр так. И создал
Бог два светила великие: светило большее, для управления
днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;
и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на
землю, и управлять днем и ночью, и отделять свет от
тьмы. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и
было утро: день четвертый" (Быт. I, 14 — 19).
Здесь нам надлежит исследовать вопрос, почему был
избран такой порядок, что земля и вода были разделены
и земля произрастила всякую зелень прежде, чем на небе
явились светила. Здесь нельзя ссылаться на то, что (светила)
были избраны как нечто особое, внесшее в ход дней такое
разнообразие, которое достойно украсило и начало, и
середину, и конец (ибо в ряду семи дней день четвертый
— середина); нельзя потому, что в седьмой день не было
создано никакой твари. Разве что сказать так, что покой
седьмого дня гармонировал со светом первого, почему в
середине и явились светила? Но если искать соответствий
первого и седьмого дней, тогда следует указать то же
относительно дней второго и шестого, а что общего между
твердью небесной и человеком, созданным по образу
Божию? Разве только то, что небо занимает всю высшую
часть мира, а человеку предоставлено господствовать над
низшей? Но что тогда сказать о скотах и гадах, и зверях
земных, также произведенных в шестой день, — какое у
них возможно сходство с небом?
А может быть и так, что, поскольку под светом
разумеется впервые сотворенное образование духовной тва-
ри, то было необходимо, чтобы создана была и телесная
тварь, т. е. наш видимый мир, который и был сотворен
в (последующие) два дня по причине двух наибольших
половин, из коих состоит вселенная (почему и сама
духовная и телесная тварь, взятая совокупно, часто назы-
вается небом и землею); так что область воздуха своим
354