Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Писания, то чтобы кто-нибудь (как я не раз уже на это
указывал), не разумея божественных словес, но или встречая
в наших книгах, или же слыша от других о написанном
^в них о подобных предметах что-либо такое, что, на его
взгляд, противоречит сложившимся у него представлениям,
не стал считать бесполезным и все остальное в их увещаниях
и пророчествах, надо сказать, что наши писатели имели
правильное представление о форме неба, но Духу Божию,
который говорил через них, не было угодно, чтобы они
проповедали людям о такого рода бесполезных для спасения
предметах.
Но, возразят нам, каким же образом не будет про-
тиворечить людям, приписывающим небу форму шара,
сказанное: "Ты... простираешь небеса, как кожу"* (Пс.
CIII, 2)? Как по мне, пускай себе противоречит, коль
скоро то, что они говорят — ложно; ибо подкрепленное
божественным авторитетом скорее истинно, чем догадки,
которые выдвигает слабый человеческий разум. Но если
бы они смогли оправдать свои воззрения чем-либо несо-
мненным, чему на первый взгляд противоречило бы ска-
занное о коже, то нам пришлось бы доказать, что это
(выражение) не противоречит (их воззрениям). Действи-
тельно, они могли бы сослаться на само наше Писание,
где в другом месте говорится: "Он распростер небеса, как
тонкую ткань, и раскинул их, как шатер для жилья" (Ис.
XL, 22). В самом деле, разве не несходны, даже в чем-то
противоположны друг другу плоско натянутая кожа и
дугообразно закругленный шатер? Но коль скоро необ-
ходимо понимать, что эти два выражения никак не могут
противоречить друг другу, то тогда и каждое из них в
отдельности вполне может быть согласным с тем мнением
(если это мнение истинно, что вполне вероятно), по
которому небо подобно шару.
И действительно, наше сравнение (неба) с шатром,
даже если понимать его буквально, не должно представлять
затруднений для тех, кто считает небо шаром. Ведь не
исключено, что в Писании упоминается только та часть
* В современном каноническом Синодальном издании написано
не "кожу", а "шатер".
350