Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/348"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
Он Сам. Ибо Сам Он есть жизнь, которая в Нем есть
Он Сам, поскольку Он, как жизнь, есть "свет человеков"
(Иоан. I, 4). Вот почему Писание, — так как ничто не
могло быть сотворено ни раньше времени, что не было
бы совечно Творцу, ни во времени, идея творения чего
(если только здесь приложим термин "идея") не жила бы
совечной совечному Слова Отца жизнью, — прежде ука-
зания на ту или иную тварь приводит слова: "И сказал
Бог: да будет". Ибо единственная причина того, что
создается та или иная вещь, это сотворение ее в Слове
Бога.
Таким образом, Бог не сказал: "Да будет" столько раз,
сколько раз это приведено в Писании: единожды родив
Слово, в Нем Он изрек все, что затем было создано по
отдельности. Но в самом повествовании, принимая во
внимание нашу способность восприятия, при указании
каждого рода тварей вечная причина этого рода по отдель-
ности соотносится со Словом Бога: сама причина не
повторялась, хотя автор и повторяет: "И сказал Бог".
Действительно, если бы сначала было написано: "Была
сотворена твердь посреди воды, чтобы отделить воду от
воды", а кто-либо спросил бы, как она была сотворена,
то, конечно, такому следовало бы ответить: "Сказал Бог:
да будет", т. е. в вечном Слове Божием была причина
того, чтобы твердь явилась. Выходит, Писание как бы
предупреждает такого рода вопросы, начиная с указания
причины (творения).
Итак, когда мы читаем: "И сказал Бог: да будет", то
должны понимать эти слова так, что причина этого "да
будет" заключалась в Слове Бога. Когда же читаем: "И
стало так", должны разуметь, что созданная тварь не
выступила за пределы своего рода, предписанные ей в
Слове Бога. Когда, наконец, читаем: "И увидел Бог, что
это хорошо", то должны понимать это не так, что в
благоволении Его Духа угодно было подвергнуть (сотво-
ренное) как бы исследованию после того, как оно было
сотворено, а скорее так, что этой благости, которой было
угодно вызвать сотворенное к бытию, было также угодно,
чтобы оно продолжало существовать.
346