Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
существовали, несомненно одно: они там есть, ибо авто-
ритет Писания неизмеримо выше всяких человеческих
измышлений.
Глава VI
Но иные замечают, и это, по-моему, заслуживает вни-
мания, что после слов Бога: "Да будет твердь посреди
воды, и да отделяет она воду от воды" не прибавлено
просто: "И стало так", но сказано: "И создал Бог твердь;
и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая
над твердью". Они говорят, что слова: "И сказал Бог..."
указывают на Лице Отца, а слова: "И создал..." — на
исполнение слов Отца Сыном. Но тогда к чьему действию
мы должны относить слова: "И стало так"? Если к действию
Отца, то, выходит, Отец может творить нечто без Сына,
как и Сын затем может творить без Отца, но подобное
(мнение) противно католической вере; если же нет — то
что мешает нам под Творцом этих действий разуметь Того
же, Кто и сказал, чтобы эти действия совершились?
При этом возможен и такой вопрос: не должны ли мы
в словах: "И сказал Бог: да будет..." видеть как бы
приказание Отца Сыну? Но тогда почему в Писании
ничего не говорится о Духе Святом? Или на Троицу дается
указание такой последовательностью: "И сказал Бог: да
будет; — и создал Бог; — и увидел Бог, что это хорошо"?
Однако, как согласовать с единством Троицы то, что Сын
творит как бы по приказу, Дух же Святой свободно
признает сотворенное благом? Да и каким бы словом Отец
стал отдавать распоряжения Сыну, когда Сын и есть
совечное Слово Отца, через Которое создано все? Разве
само изречение: "Да будет твердь" не есть Слово Отца,
Его единородный Сын, в Котором имеет бытие все, что
творится, и даже раньше, чем оно творится? А все, что
имеет в Нем бытие, есть жизнь, ибо все, что Им сотворено,
в нем Самом представляет собою жизнь, и жизнь, конечно,
творческую, а вне Его — тварь. Поэтому одним образом
существует в Нем то, что Им создано, потому что Он
управляет им и содержит его, и другим — то, что есть
345