Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/342"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
земли, но и выше неба, которое распростерто и утверждено
за пределами воздуха.
Те, которые не допускают этого, свои доказательства
основывают на тяжести элементов, говоря, что небо никоим
образом не утрамбовано сверху наподобие мостовой, чтобы
оно могло выдерживать тяжесть вод, ибо такая плотность
может принадлежать только земле, и все, что только есть
плотного, будет уже не небом, а землей. Ведь элементы
различаются не только своим местом (в пространстве), но
и особенными свойствами, благодаря которым и занимают
свои места. Так, вода помещается на поверхности земли,
а если даже и течет или стоит под землею, как это бывает
в пещерах и фотах, то и в этом случае ее положение
определяется не той землей, что над нею, а той, что под
нею. И если какая-нибудь земля падает сверху, то не
остается плавать на поверхности воды, а погружается в
нее и движется к земле, достигнув которой останавливается,
ибо это ее место; так что вода остается вверху, а земля
— внизу. Отсюда ясно, что хотя эта часть земли прежде
и находилась над водою, но поддерживалась не ею, а
другой землей, как держатся своды пещер.
Считаем нужным здесь снова предостеречь от того
заблуждения, от которого мы предостерегали еще в первой
книге, а именно: чтобы кто-нибудь из наших, имея в виду
слова псалма: "Утвердил землю на водах" (Пс. CXXXV,
6), не вздумал ссылаться на это свидетельство Писания
для опровержения людей, столь тонко рассуждающих о
тяжести элементов, ибо они, не сдерживаемые авторитетом
наших писаний и не зная, в каком смысле сказаны слова
псалма, скорее станут смеяться над священными книгами,
чем отвергнут то, что или восприняли на несомненных
основаниях, или исследовали путем очевиднейших опытов.
А между тем, приведенные слова могут быть истолкованы
аллегорически в том смысле, что так как в церкви под
небом и землею часто подразумеваются духовные и плот-
ские (люди), то небеса имеют отношение к чистому
разумению истины, как сказано: "Сотворил небеса пре-
мудро" (Пс. CXXXV, 5), а земля — к простой вере
простых людей, основывающейся не на баснословных из-
340