Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
КНИГА ВТОРАЯ
Глава 1
"И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да
отделяет она воду от воды. И создал Бог твердь; и отделил
воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью.
И стало так. И назвал Бог твердь небом. И был вечер,
и было утро: день вторый" (Быт. 1, 6 — 8). О слове
Божием, которым изречено: "Да будет", равно как и о
Его благоволении, а также о вечере и о утре было сказано
раньше, а потому нет надобности повторяться (хочу пре-
дупредить, что сколько бы раз в дальнейшем мы не
возвращались к подобным предметам, их следует понимать
сообразно с изложенным выше). Теперь же нам следует
рассмотреть, понимать ли под твердью видимое нами небо,
возвышающееся над всем воздушным пространством, где
в четвертый день были созданы солнце и светила, или
же твердью называется сам воздух.
Многие утверждают, что наши воды не могут достигнуть
звездного неба, поскольку их тяжесть имеет такое свойство,
что они или разливаются по поверхности земли, или же
в виде пара носятся недалеко от поверхности. И никто
не должен, пытаясь их опровергнуть, ссылаться на всемо-
гущество Божие, для которого возможно все, так что и
самые тяжелые воды, какими мы их знаем и ощущаем,
могут по слову Его разливаться превыше всяких звезд.
Ибо в настоящем случае предметом нашего исследования
является вопрос о том, как, согласно Писанию, Бог
установил природы вещей, а не о том, что было угодно
Ему произвести в них или через них как чудо Своего
могущества. В самом деле, если Богу не было угодно,
чтобы масло оставалось под водою, то оно таким и явилось,
и однако же нельзя сказать, что природа его (масла) стала
для нас непостижимой от того, что будучи налитым ниже
воды, оно непременно перемещается на ее поверхность.
Итак, вопрос состоит в том, указал ли Творец вещей,
расположивший все мерою, числом и весом (Прем. XI,
21), водам не одно, свойственное их тяжести, место возле
339