Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/333"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
и о том, и о другом, а говорить и писать мы можем
только последовательно во времени, то понятно, что вначале
было упомянуто то, из чего создано, а затем уже то, что
из этого создано. Ведь и мы, говоря о материи и форме,
понимаем, что одна не существует без другой, однако же
говорим о них как бы раздельно. А раз говорим раздельно,
то тем более раздельно и пишем, и читаем. Итак, не
подлежит сомнению, что бесформенная материя есть ничто
в том смысле, что она явилась не иначе, как только от
Бога, и создана Им одновременно с теми вещами, которые
были из нее сотворены.
Но если можно допустить, что слова: "Земля же была
безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий
носился над водою" указывают на (бесформенную) мате-
рию, так что, за исключением упоминания о Святом Духе,
сказанное относится к названию вещей видимых, слова
же "земля" и "вода" использованы лишь затем, чтобы
дать представление о бесформенности людям наименее
понятливым, ибо именно земля и вода легче всего осталь-
ного поддаются ручной обработке, — если, говорю, подоб-
ное можно допустить, то, значит, не было какой-либо
оформленной массы, освещая которую с одной стороны
свет производил бы день, тогда как на другой ее стороне
царила бы ночь.
Глава XVI
Если же под днем и ночью мы захотели бы разуметь
расширение и сокращение света, то трудно найти причину,
почему бы это было именно так. Ибо тогда еще не было
животных, которые нуждались бы в подобных изменениях
света и для которых, как мы знаем, появившиеся позднее
смены стали производиться круговращением солнца. Да и
вообще трудно представить, как такие расширения и
сокращения могли бы производить день и ночь. В самом
деле, истечение лучей из наших глаз — это тоже своего
рода истечение света; оно может сокращаться, когда мы
смотрим на близлежащие предметы, и расширяться, когда
мы всматриваемся вдаль. Но сокращения отнюдь не мешают
331