Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
окружала землю подобно облаку? Тогда ее сгущение,
действительно, могло освободить часть пространства, где
и обнажилась суша. Впрочем, и земля могла уплотняться
и оседать, и в образовавшиеся углубления могла собираться
вода, освобождая в других местах участки суши.
Глава XIII
Но в этом случае о материи нельзя сказать, что она
была бесформенной, ибо она имела по крайней мере
облакообразный вид, а потому может возникнуть вопрос,
когда же именно создал Бог вид и качество воды и земли,
поскольку упоминания об этом мы не встречаем ни в
один из шести дней (творения). Поэтому, если Он сотворил
воду и землю прежде всякого дня, ибо еще до появления
первого дня говорится: "В начале сотворил Бог небо и
землю", то под именем земли мы можем разуметь уже
получившую форму землю с покрывавшими ее поверхность
водами, в свою очередь также имевшими форму, равно
как и в дальнейших словах Писания: "Земля же была
безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий
носился над водою" мы можем усмотреть не какую-нибудь
бесформенность материи, а землю и воду, хотя еще и
лишенные света, который был сотворен позже, но уже со
всеми присущими им свойствами; так что безвидной земля
была названа потому, что была скрыта под водою, а
пустой — так как еще не была отделена от вод, окаймлена
берегами и украшена растениями и животными. Но если
так, то почему эти виды, несомненно телесные, были
созданы раньше всякого дня? Почему не написано: "Сказал
Бог: да будет земля. И стала земля", или: "Сказал Бог:
да будет вода. И стала вода", или, наконец, коль скоро
земля и вода как бы связаны друг с другом своим
нижайшим положением: "Сказал Бог: да будут земля и
вода. И стали земля и вода"? А, с другой стороны, если
все в самом деле произошло именно так, то почему не
добавлено: "И увидел Бог, что это хорошо"?
329