Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/330"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
велика, что занимала места не меньше, чем обозначенный
светом день, то ее вполне можно было назвать ночью.
Ибо не всякая же тьма — ночь; тьма бывает и в больших
пещерах, в глубочайшие бездны которых не проникает
свет, но эти неосвещенные места не называются ночью;
ночью называется только тьма, которая окутывает ту часть
земли, откуда уходит день. Впрочем, и не всякий свет
называется днем: и в ночи светят и луна, и звезды, и
лампады; но днем называется свет, предшествующий и
последующий ночи.
Но если изначальный свет со всех сторон окружал
массу земли, оставаясь ли в спокойном состоянии, или
совершая круговые движения, то в таком случае не оста-
валось бы ни одного такого места, в котором бы он мог,
как бы расступаясь, сменяться ночью. Или же свет был
создан только с одной стороны земли, так что, совершая
круговые движения, позволял тьме обнимать вторую? Ибо
когда всю землю еще покрывала вода, ничто не препят-
ствовало этой водянистой и шарообразной массе с одной
своей стороны производить присутствием света день, а с
другой — отсутствием света ночь, наступавшей там с
отходом• света на другую сторону.
Но если воды первоначально занимали всю землю, то
куда же они были собраны, т. е. в какую часть были
собраны те воды, которые ушли, чтобы обнажилась суша?
В самом деле, если бы на земле было свободное от воды
место, куда бы эти воды могли быть собраны, то, значит,
часть суши уже была обнажена. Если же воды покрывали
всю землю, то в какое место они были собраны? Возможно,
они были собраны в высоту, подобно тому, как обмоло-
ченное на гумне зерно подбрасывают вверх для провеивания
и, собранное там в кучу, оно обнажает то место, которое
было прежде им покрыто? Но кто из тех, кто видел
равномерно разлитые поверхности морей, поверит в подоб-
ное? И если (во время отливов) иные берега и обнажаются,
то, очевидно, есть берега, которые в то же время покры-
ваются. Но когда волнующаяся стихия покрывала всю
землю целиком, — куда же ей было отступать? Или нам
предположить, что тогда вода не была столь плотной и
328