Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/33"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
же и для всех тех, какие прибывали к нему от дурной
жизни, проведенной им от рождения.
44. Однако и о взрослых часто говорится, что они
умирают для греха, хотя, несомненно, умирают они не
для одного, но для многих и даже для всех грехов, какие
бы ни совершали уже сами или помышлением, или словом,
или делом; говорится так потому, что иногда единственным
числом обозначается множественное, как и тот говорит:
"и то и другое совершают вооруженным воином (Вергилий.
Энеида, 11, 20), хотя сделали это при помощи многих
воинов. И в наших книгах читаем: "помолись Господу,
чтобы удалил от нас змея" (Чис. XXI, 7); хотя речь идет
о многих змеях, от которых страдал народ, и подобных
примеров множество. Если же и один первородный грех
обозначается множественным числом, когда мы говорим,
что дети крестятся во оставление грехов, а не во оставление
греха, то это — противоположный оборот речи, в котором
множественным числом обозначается единственное. Так в
Евангелии об умершем Ироде сказано: "ибо умерли
искавшие душу Младенца" (Мф. II, 20), "умерли", а не
"умер". И в книгах Исход: "сделали себе золотых богов",
тогда как сделали одного тельца, о котором говорили:
"вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли
Египетской" (Исх. XXXII, 4, 31); и здесь множественное
число вместо единственного.
45. Хотя и в том одном грехе, который через единого
человека вошел в мир и перешел на всех людей (Рим. V,
12), почему крестятся даже младенцы, можно различать
много грехов, если подразделить его на свои, как бы
отдельные члены. Там есть и гордость, так как человек
захотел подчиняться более себе, нежели Богу; и поругание
святыни, так как низверг себя в смерть; и духовное
прелюбодеяние, так как непорочность человеческой мысли
была погублена змеиным советом (Быт. III, 4); и воровство,
так как была похищена запрещенная снедь; и алчность,
так как он домогался большего, чем было нужно; и иное,
если что можно найти в этом одном проступке, хорошо
подумав.
2 Зак. 3645
31