Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/326"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
т. е. наше видимое небо, была сотворена уже во второй
день. Именем же земли, невидимой и неустроенной, и
тьмой над бездной обозначено несовершенство той телесной
сущности, из коей впоследствии произошли временные
творения, первым из которых был свет.
А каким образом через тварь, созданную* раньше вре-
мени, могло быть сказано до времени: "Да будет свет"
— понять весьма трудно. Ясно, что это не было произ-
несено голосом, ибо сказанное вслух телесно. Хотя, ко-
нечно, Господь мог из несовершенства первичной телесной
сущности образовать некий звук, но тогда первым тво-
рением был бы этот звук, а не свет. К тому же, для
произнесения чего-либо вслух требуется время, а раз и
время возникло прежде света, то к какому дню оно
относилось? Ибо то был "день один", причем по счету
— день первый, в который был создан свет. Выходит,
время и звук также были сотворены в "день один"? Но
сказанное вслух предназначается тем, кто способен слы-
шать, т. е. воспринимать и различать колебания воздуха.
Что же, то невидимое и неустроенное имело слух? Трудно
представить себе что-нибудь нелепее этого!
Итак, это было сказано духовно; но во времени ли, а
значит и в движении, и в этом духовном движении
отпечатленное вечным Отцом через совечного Сына в
духовной твари, т. е. в упомянутом высшем небе, или вне
времени, непостижимым образом начертанное Словом в
ее мысли и разуме, и по этим словам низшее и темное
несовершенство телесной природы пришло в движение,
обрело форму и явился свет? Но весьма трудно понять,
как это возможно, чтобы вневременное повеление, постиг-
нутое (высшей) тварью через вневременное же созерцание
истины в виде мысленно запечатленных Премудростью
Божией идей, было сообщено (этой тварью) ниже, порождая
временные движения во временных предметах, подлежащих
образованию и управлению. Если же свет надобно понимать
так, что ему принадлежит первенствующее место среди
тварей, то он сам есть разумная жизнь, жизнь, которая
растеклась бы над бесформенной массой, если бы не была
обращена к Творцу. Когда же она обратилась к Нему и
324