Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
когда причина того, что оно должно быть, заключается в
Слове Божием, в котором нет ни "когда", ни "некогда",
потому что это Слово — вечно.
Глава III
И что такое этот свет, который был создан, — нечто
ли духовное, или телесное? Ибо если он нечто духовное,
то вполне может быть первой, в самом уже этом изречении
(Божием) совершенной тварью, первоначально названной
небом, когда было сказано: "В начале сотворил Бог небо
и землю"; так что слова Бога: "Да будет свет. И стал
свет" надобно понимать в смысле созданного и просве-
щенного обращения твари к призывающему ее к себе
Творцу.
И почему сказано: "В начале сотворил Бог небо и
землю", а не: "В начале сказал Бог: да будут небо и
земля, и стали небо и земля", подобно тому, как повес-
твуется о свете? Не потому ли, что именем неба и земли
названо вообще все то, что создал Бог, после чего уже
пошла речь о частностях: что именно и как Он создал,
так что при каждом (творении) в отдельности говорится:
"И сказал Бог", т. е. все, что Он ни создал, создал через
Свое Слово?
Глава IV
Или, возможно, когда сначала создавалась бесформен-
ность как духовной, так и телесной материи, не было
надобности говорить: "Да будет", ибо несовершенство,
несходное с тем, что выше и прежде всего, и по некоторой
бесформенности своей граничащее с ничтожеством, несо-
гласно с формою всегда присущего Отцу Слова, Которым
Бог вечно все нарицает, и притом не звуком голоса и не
мыслью, обнимающею время звуков, а совечным Себе
светом рожденной Им Премудрости; согласным же с
формой Слова, всегда и неизменно присущей Отцу, оно
становится тогда, когда и само, по мере своего обращения
11 Зак. 3645
319