Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
первородного греха, также благодатью Божией дивным и
неизреченным образом соединенный и срощенный в един-
стве благодати, но по природе, и Сам поэтому не совер-
шающий никакого греха, Он однако, вследствие подобия
плоти греха, в которой пришел (Рим. VIII, 3), назван и
Сам грехом, долженствующим омыть гре^и жертвой. В
Ветхом Завете грехами назывались жертвы за грехи (Ос.
IV, 8); Он и стал в действительности жертвою за грехи,
по отношению к которой те жертвы были тенью. Почему,
когда апостол сказал: "молим через Христа примириться
с Богом", он непосредственно прибавляет и говорит:
"Незнавшего греха за нас сделал грехом, чтобы мы были
правдой Божией в Нем" (II Кор. V, 20, 21). Не говорит,
как читаем в некоторых ошибочных кодексах: "Незнавший
греха совершил за нас грех"; как будто вместо нас Христос
согрешил Сам; но говорит: "Незнавшего греха (т. е. Христа),
за нас грехом сделал Бог", с Которым мы должны при-
мириться, что то же: сделал жертвою за грех, через которую
мы могли бы примириться. Итак, Он — грех, чтобы мы
были — правдой; и не нашей, но Божьей; и не в нас,
но в Нем: Он подобием плоти греха (Рим. VIII, 3),
которою был распят, так показал грех, не Свой, но наш,
и не в Нем, но в нас заложенный, что, не имея Сам
греха, некоторым образом умирал для греха, умирая плотью,
в которой было подобие греха; и Сам, никогда не живя
древней греховной жизнью, Своим воскресением указывал
на нашу новую жизнь, восстающую из древней смерти,
которой мы прежде умирали во грехе.
42. Это есть великое таинство крещения, совершаемое
в нас для того, чтобы все достигающие этой благодати,
какого бы ни были они возраста, умирали для греха, как
Он называется мертвым для греха, потому что умер для
плоти, т. е. для подобия греха; и жили бы, возрождаясь
от купели, как Он — воскресши из гроба.
43. От новорожденного младенца и до глубокого старика
никакого нельзя удерживать от крещения, равно как нет
никого, кто бы в крещении не умирал для греха; только
младенцы умирают для одного первородного греха, взрослые
30