Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
другой (твари), а именно: с одной стороны, духовная
жизнь, насколько она может быть сама в себе, не будучи
обращенной к Творцу, потому что обращение к Творцу
сообщает ей форму и совершенство, а если не бывает она
обращена к Нему, остается бесформенной; с другой —
жизнь телесная, если только можно представить ее отвле-
ченной от всякого телесного качества, которое является
во всякой получившей форму материи, т. е. когда сущес-
твуют уже формы тел, воспринимаемые зрением или
каким-либо иным телесным чувством?
Или, возможно, под небом надобно понимать духовную
тварь, совершенную с самого начала и всегда блаженную,
а под землей — телесную материю, пока еще несовер-
шенную; потому что сказано: "Земля же была безвидна
и пуста, и тьма над бездною", каковыми словами, по-
видимому, обозначается бесформенность телесной субс-
танции. Или же и этими последними словами обозначается
бесформенность той и другой (твари) — телесной словами:
"Земля же была безвидна и пуста", а духовной: "И тьма
над бездною"; так что, переставив слово, мы под темной
бездной будем понимать бесформенную природу жизни,
если она не обращается к Творцу, от которого только и
может получить форму, чтобы не быть бездной, и прос-
вещаться, чтобы не быть темной? И каким образом сказано:
"И тьма над бездною"? Разве что не было тогда света,
который, если бы был, несомненно был бы наверху и как
бы разливался по поверхности, что и бывает в духовной
твари, когда она обращается к неизменному и бестелесному
свету, Богу?
Глава II
И как сказал Бог: "Да будет свет"? Во времени ли,
или в вечности Слова? Если во времени, то, конечно, и
изменяемым образом: как же в таком случае мы можем
представлять себе говорящим Бога, если не через тварь,
потому что сам Он неизменяем? А если это Он сказал
через тварь, то каким образом свет будет первым творением,
если была уже тварь, через которую Бог сказал: "Да будет
317