Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
О КНИГЕ БЫТИЯ
КНИГА ПЕРВАЯ
Глава I
Все божественное Писание делится на две части сооб-
разно с тем, как это обозначил Господь, говоря, что
книжник, наученный царству небесному, подобен хозяину,
который выносит из сокровищницы своей новое и старое;
части эти называются двумя Заветами. Но во всех свя-
щенных книгах нужно обращать внимание на то, что
открывается в них как (нечто) вечное, о чем повествуется
как о прошедшем, что предвещается как будущее, и что
заповедуется или внушается как такое, что мы должны
делать. Спрашивается теперь, принимать ли в повество-
вании о прошедшем все в смысле только иносказательном,
или же оно должно утверждаться и защищаться в то же
время и как действительно случившееся. Ибо ни один
христианин не скажет, что не следует понимать в иноска-
зательном смысле слова апостола, когда он говорит: "Все
это происходило с ними, как образы" (I Кор. X, 11), а
также когда изречение книги Бытия: "И будут они как
одна плоть" (Быт. II, 24) он изъясняет как тайну великую
по отношению ко Христу и к Церкви (Еф. V, 32).
Итак, если Писание должно быть исследуемо двояким
образом, спросим, в каком значении, помимо аллегоричес-
кого, сказано: "В начале сотворил Бог небо и землю"; —
в начале ли времен, или в том смысле, что они созданы
прежде всего, или же в том Начале, которое есть Слово,
единородный Сын Божий? И как можно представить себе,
что Бог безо всякой перемены в Себе творит изменяемое
и временное? Что обозначается именем неба и земли:
разумеется ли под этим духовная и телесная тварь, или
же только телесная, так что, надобно думать, писатель в
книге (Бытия) совсем умолчал о духовной твари, и слова
"небо и земля" употребил с той целью, что хотел обозначить
ими всю высшую и низшую телесную тварь? Или же
небом и землей названа бесформенная материя той и
316