Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/314"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
без которой (истины) никто не обретет свободы (Иоан.
VIII, 1 — 36).
18. Потом, после дарования Иисусом зрения слепому
от рождения, Иоанн останавливается на продолжительной
речи Его об овцах, о пастыре, о двери и о возможности
положить душу Свою и снова принять ее, * чем Он явил
превосходнейшую власть Своего Божества. Затем, когда
они были на празднике обновления в Иерусалиме, Иоанн
вспоминает слова иудеев: "Долго ли Тебе держать нас в
недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо" (Иоан.
X, 22, 23); воспользовавшись удобным случаем, он передает
Его возвышенный ответ: "Я и Отец — одно". Тогда же
Он предуказывает воскрешение Лазаря словами: "Я даю
им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не
похитит их из руки Моей". В этих словах мы познаем
высоту Его Божества, через участие в котором мы будем
жить вовеки.
После этого Иоанн вместе с Матфеем и Марком снова
сходится в Вифании (Мф. XXVI, 6 —г 13; Марк. XIV, 3
— 9), где произошло известное событие с драгоценным
маслом, которым Мария умастила Его ноги и главу (Иоан.
IX, 1 — XII, 8). Отсюда и вплоть до времени страданий
и воскресения Господа Иоанн идет совместно с тремя
остальными евангелистами, о чем уже шла речь выше.
19. Впрочем, что касается речей Господа, Иоанн про-
должает возноситься к тому, о чем Господь, — начиная
с указанного времени, — говорил возвышенно и весьма
продолжительно. Действительно, тогда, когда язычники
через Филиппа и Андрея выразили желание видеть Иисуса,
Он произнес пространную речь, о которой не вспомнил
ни один из евангелистов; один только Иоанн приводит
прекрасные слова о свете, просвещающем и творящем
сынов света (Иоан. XII, 20 — 50). А затем, на самой
(тайной) вечери, — о которой поведал каждый евангелист,
— сколь многие и сколь прекрасные слова вспоминает
Иоанн, о которых забыли сказать другие! Им приводится
не только похвала смирению, когда Он омыл ноги учеников,
но и когда удалился изобличенный куском хлеба предатель,
тот же Иоанн привел изумительную и чудную речь Его,
312