Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
о чем я говорил уже в первой книге, или же, что более
вероятно, Марк выступает совместно с обоими. Действи-
тельно, в одних местах своего рассказа он ближе к Матфею,
в других — к Луке. И тут мы видим указание на льва
и тельца, т. е. на царственность Господа, подчеркнутую
Матфеем, и на Его священничество, о че*и говорит Лука;
то, что Христос — человек, Марк свидетельствует и в
том, и в другом отношении.
А божество Иисуса Христа, по которому Он равен
Отцу, по которому Он — Слово и Бог у Бога, по которому
сделалось Слово плотью и обитало среди нас (Иоан. I, 1
— 14), по которому Он и Отец — одно, — все это мы
находим преимущественно у евангелиста Иоанна. Поэтому
он, подобно орлу, постоянно парит с возвышеннейшими
словами Христовыми и спускается, так сказать, на землю
крайне редко. Наконец, хотя он и свидетельствует, что
хорошо знал Матерь Господа, однако ничего не говорит
ни о рождении Его, ни о крещении, разве только пред-
ставляет возвышенное свидетельство Иоанна (Крестителя)
об этом, и, пропустив все остальное, направляется (с
Господом) сразу на брак в Кане Галилейской. Там же,
хотя по упоминанию евангелиста и была Матерь Господа,
но Он говорит: "Что Мне и Тебе, Жено?" (Иоан. II, 1
— И), т. е. не указывая на ту, от которой Он принял
плоть, а преимущественно отмечая Свое Божество, —
когда имел в виду претворить воду в вино, — потому
что это Божество сотворило и эту женщину, а не (Само)
было сотворено в ней.
12. Затем, спустя несколько дней, проведенных в Ка-
пернауме, (Иоанн) возвращается в храм, где, по его словам,
Он сказал о храме тела Своего: "Разрушьте храм сей, и
Я в три дня воздвигну его" (Там же, 12 — 22); здесь он
внушает ту мысль, что в (этом) храме не только Бог-Слово
стало плотью, но и то, что эту плоть Он Сам воскресил,
разумеется, потому только, что Он одно с Отцом и не
действует отдельно от Него; ведь в остальных местах,
пожалуй, что во всех, Писание говорит, что Бог воскресил
Христа, и даже, что Он Сам воздвиг Себя, ибо Он есть
один Бог с Отцом.
308