Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
39. Итак, все то, что рождается от чего-нибудь, нельзя
непременно назвать сыном того, от чего оно рождается.
Не говоря уже о том, что иначе рождается сын от человека,
иначе происходят волосы, тля, червь, из которых ничто
не есть сын; тех, кто рождается водою и Духом Святым,
никто, конечно, не назовет по справедливости сынами
воды: но они прямо называются сынами Бога Отца и
матери Церкви. Так, следовательно, рожденный от Духа
Святого есть Сын Бога Отца, а не Духа Святого. Ибо и
сказанное нами о волосах и о прочем имеет значение
постольку, поскольку убеждает нас, что не все, что рож-
дается от чего-либо, может быть названо и сыном того,
от чего рождается. Так не о всех тех, которые называются
сынами кого-либо можно сказать, что они им же и
рождены; бывают такие, что и усыновляются. И сынами
геенны называются не рожденные ею, но предуготованные
в нее, как и сынами царства — те, которые приготовляются
в царство.
40. Итак, если что-либо может рождаться от чего-нибудь,
не становясь при этом сыном, а с другой стороны, не
всякий, называющийся сыном, рождается от того, чьим
сыном называется, то, действительно, образ рождения
Христа от Духа Святого не как сына, и от Марии Девы,
как сына, сообщает нам благодать Божию, которой человек
без всяких предшествующих заслуг в самом начале своего
существования соединился с Богом Словом в такое единство
личности, что один и тот же был Сыном Божиим, кто
был Сыном Человеческим, и Сыном Человеческим — кто
был Сыном Божиим; и так в восприятии человеческой
природы тому человеку сообщалась некоторым образом
сама природная благодать, которая не может допускать
никакого греха. Чрез Духа Святого эта благодать должна
была быть обнаружена потому, что Сам Он собственно
— такой Бог, что называется и даром Божиим (Иоан. IV,
10 и Деян. VIII, 20). Всеисчерпывающая речь об этом
(если таковая возможна) может быть представлена только
в очень обширном исследовании.
41. Итак, оплодотворенный или зачатый без всякого
удовлетворения плотской похоти и поэтому не имеющий
29