Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/309"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
Глава IX
10. Итак, Лука начинает Евангелие следующим образом:
"Во дни Ирода, царя Иудейского, был священник из
Авиевой чреды, именем Захария, и жена его из рода
Ааронова, имя ей Елисавета", и т. д. до слов: "Когда же
перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину, и
закиньте сети свои для лова" (Лук. I, 5 — V, 4). Все
это не должно вызывать никаких сомнений. Правда, Иоанн
говорит нечто подобное, но речь там идет о совсем других
событиях, происшедших после воскресения Господа.
Действительно, там не только указано другое время, но
и само событие несколько иное, так как сети были
заброшены по правую сторону (лодки) и было поймано
сто пятьдесят три рыбы. И хотя рыб было предостаточно
и они были велики, евангелист замечет, что сети выдержали,
тогда как Лука, описывая лов, говорит, что от множества
рыбы сети начали рваться. Остального, сходного с Иоанном,
Лука ничего не сказал, за исключением обстоятельств,
связанных со страданием и воскресением Христа. Но все
это место уже обстоятельно нами рассмотрено и доказано,
что никаких разногласий там нет.
Глава X
П. Иоанн остается последним, потому что не остается
ни одного такого, с которым его можно было бы сопос-
тавлять. Но ведь что бы такого не сказали отдельные
повествователи, что не сказано другими, трудно предс-
тавить, чтобы это могло вызывать недоумения. Таким
образом ясно, что первые три, т. е. Матфей, Марк и
Лука, преимущественно освещают вопросы, связанные с
человечеством Господа нашего Иисуса Христа, по каковой
стороне Своей Он — Царь и Священник. И потому Марк,
представленный (в Апокалипсисе), как кажется, в образе
человека, является преимущественно или спутником Мат-
фея, так как вместе с ним говорит о царственном лице
(Его), которое обыкновенно не бывает без сопровождения,
307