Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
народа", и т. д. до слов: "И собрались Апостолы к Иисусу
и рассказали Ему все, и что сделали, и чему научили"
(Марк. V, 21 —VI, 30). Здесь его повествование полностью
совпадает с тем, что сказал Лука, о прочем же мы уже
рассуждали выше. Марк продолжает: "Он сказал им: пой-
дите вы одни в пустынное место и отдохните немного",
и проч. до слов: "Но, сколько Он ни запрещал им, они
еще более разглашали. И чрезвычайно дивились..." (Марк.
VI, 31 — VII, 37). И здесь слова Марка и Луки совпадают,
что же до остального, то об этом уже было сказано выше.
Но тут следует предостеречь, чтобы кто-либо не подумал,
будто своими последними словами Марк противоречит тем
очевидным свидетельствам, что Ему заранее было известно,
как поведут себя люди. Так, согласно Иоанну, "Сам Иисус
не вверял Себя им, потому что знал всех, и не имел
нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке; ибо Сам
знал, что в человеке" (Иоан. II, 24, 25). Да и как можно
усомниться в том, что истинные чаянья людей ведомы
Тому, Кто предвозвестил отречение Петра, которого не
было в нем тогда, когда он искренне выражал готовность
умереть за Него и с Ним? Но тогда как нам понимать
Марка — ведь Он не мог не знать, что чем больше Он
будет запрещать, тем больше люди будут разглашать. Зачем
же нужны были эти запреты? (Это можно понять только
так:) Он хотел этим показать, сколь горячо должны про-
поведать о Нем те, которым Он повелел, если даже те,
которым Он запрещал, не могли молчать о Нем.
Глава V
6. Марк продолжает: "В те дни, когда собралось весьма
много народа и нечего было им есть...", и проч. до слов:
"Учитель! мы видели человека, который именем Твоим
изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему,
потому что не ходит за нами. Иисус сказал: не запрещайте
ему; ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не
может вскоре злословить Меня. Ибо, кто не против вас,
тот за вас" (Марк. VIII, 1 — IX, 40). То же говорит и
Лука (Лук. IX, 49, 50), хотя и опускает слова: "Ибо никто,
302