Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
тиворечит ли одно другому. Действительно, одно дело
"сотрясать" (а в некоторых свитках написано даже "терзая
его"), и совсем другое — "нимало не повредить". Но
Лука также говорит: "И бес, повергнув его посреди си-
нагоги, вышел из него, нимало не повредив" (Лук. IV,
33 — 35). Понятно, что "сотрясши его" и "повергнув его
посреди синагоги" — это одно и то же событие, описанное
разными словами. Что же до отсутствия повреждений, то
это именно и значит: после падения (или сотрясения)
исцеленный остался цел и невредим, т. е. члены его от
этого не пострадали.
Глава III
4. Тот же Марк говорит: "Приходит к Нему прокажен-
ный и, умоляя его и падая пред Ним на колени, говорит
Ему: если хочешь, можешь меня очистить", и проч. до
слов: "И духи нечистые, когда видели Его, падали пред
Ним и кричали: Ты — Сын Божий" (Марк. I, 40 — III,
11). Нечто подобное говорит и Лука, тем самым не
возбуждая никаких сомнений. Марк продолжает: "Потом
взошел на гору и призвал к Себе, кого Сам хотел...
Поставил Симона, нарекши ему имя Петр", и т. д. до
слов: "И пошел и начал проповедывать в Десятиградии,
что сотворил с ним Иисус. И все дивились" (Марк. III,
13 — V, 20). Об именах учеников я подробно говорил
выше, при рассмотрении (Евангелия от) Матфея. Теперь
же еще раз повторю, что никому не следует думать, будто
бы Симон только теперь получил имя Петра, ибо это
противоречило бы Иоанну. Здесь Марк, перечисляя имена
всех двенадцати, желал только напомнить, как прежде
звался Петр. Все же прочее в этом его повествовании не
может показаться противоречащим кому-либо (из остальных
евангелистов).
Глава IV
5. Марк далее говорит: "Когда Иисус опять переправился
в лодке на другой берег, собралось к Нему множество
301