Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
и находим: "одиннадцати". Это, однако, позднее исправ-
ление, внесенное теми, кто был убежден, что речь шла
именно об апостолах, но никаких точных указаний на
этот счет нет. Возможно, речь шла о каких-то других Его
учениках. Что же до последовательности явлений, то можно
признать вполне вероятным, что сперва Он^явился Петру,
а затем Клеопе и его спутнику, о чем подробно повествует
Лука и вкратце упоминает Марк.
72. То же, что Марк говорит:. "Явился в ином образе
двум из них", Лука передает словами: "Но глаза их были
удержаны, так что они не узнали Его". Действительно, с
их глазами случилось нечто, и они пребывали в таком
состоянии вплоть до преломления хлеба, так что им вместо
Его лица виделось другое изображение; и только после
совершения таинства преломления хлеба открылись глаза
их, как о том повествует Лука. Итак, по состоянию их
мысли, еще не знавшей, что Христу должно пострадать
и воскреснуть, нечто подобное пережили и их глаза: не
потому, что колебалась истина, а потому, что они сами
еще не были в силах воспринять истину и думали о
чем-то другом. Так что не может считаться познавшим
Христа тот, кто не причащается тела Его, т. е. Церкви,
на единство которой апостол Павел указывает словами:
"Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся
от одного хлеба" (I Кор. X, 17); когда же Он подал им
благословенный хлеб, открылись у них глаза, и они узнали
Его. Разумеется, открылись они для познания Его именно
вследствие устранения препятствия, которое не позволяло
им узнать Его. Не ходили же они, в самом деле, с
закрытыми глазами; но было в них нечто такое, что не
позволяло им узнавать виденное.
Но все это я говорю отнюдь не потому, что Господь
не мог преобразовать Свою плоть, так что в действитель-
ности получился бы иной внешний вид, необычный для
их зрения: ведь Он и прежде Своего страдания преобразился
на горе, когда лицо Его сияло как солнце (Мф. XVII, 2).
Ибо Тот, Кто мог воду претворить в вино, Тот и из
любого тела мог создать любое другое. Но в данном случае
идет речь о неузнавании знакомого, ибо ясно (из текстов),
290