Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
на камне; так что они видели двух, и от каждого из двух
в отдельности слышали то, что ангелы говорили об Иисусе:
вначале от того, которого они видели вне, сидящем на
камне, затем от того, которого они видели, входя в гроб,
* сидящем с правой стороны. Или, может быть, мы должны
понимать так, что это было при входе во гроб в какой-
нибудь ограде каменной стены, которой, вероятно, было
тогда огорожено место перед скалою, а в этой последней
было высечено место для погребения, так что на том же
самом пространстве они видели сидящем с правой стороны
того ангела, который, по словам Матфея, сидел на камне,
отваленном от входа в гроб землетрясением, то есть от
места погребения, которое было высечено в скале.
64. Можно также задать вопрос, каким образом Марк
говорит: "И вышедши побежали от гроба; их объял трепет
и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись",
тогда как Матфей говорит: "И вышедши поспешно из
гроба, они со страхом и радостью великою побежали
возвестить ученикам Его". Мы можем понять это только
так, что они никому из этих ангелов не осмелились ничего
сказать или ответить на то, что от них слышали, равно
как и стражам, которых они видели лежащими; потому
что та радость, о которой упоминает Матфей, не противо-
речит страху, о котором говорит Марк. Действительно, мы
должны понимать, что и то и другое возникло в их душах,
хотя бы о страхе сам Матфей ничего не сказал; впрочем,
Матфей упоминает и о страхе.
65. Также и о самом часе, в который женщины пришли
к гробу, возникает вопрос, которого нельзя оставлять без
внимания. Действительно, Матфей говорит: "По прошест-
вии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла
Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб", а у
Марка читаем: "Весьма рано, в первый день недели,
приходят ко гробу при восходе солнца"; но здесь они не
противоречат другим двум, т. е. Луке и Иоанну. Действи-
тельно, слова Луки: "В первый же день недели, очень
рано", и слова Иоанна: "В первый же день недели Мария
Магдалина приходит ко гробу рано, когда было еще темно",
соответствуют словам Марка: "На рассвете первого дня
281