Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/274"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
"умирали от меча", когда предание существует только об
одном Исайе.
Но так как язычники и за это поносят Евангелие, то
пусть они посмотрят, как выражались их писатели, сколько
у них было Федр, Медей и Клитемнестр, хотя на самом
деле их было по одной; да и что необычного в том,
чтобы сказать: "Крестьяне меня обижали", хотя обида
была нанесена одним. Свидетельство Луки об одном раз-
бойнике противоречило бы свидетельствам других, если
бы те сказали, что оба разбойники укоряли Господа. Тогда
под множественным числом нельзя было бы разуметь
одного: но в данном случае нет никаких доказательств,
что, говоря в множественном числе, они имели в виду
непременно обоих злодеев; такое употребление множест-
венного числа часто допустимо и тогда, когда речь идет
об одном.
Глава XVII
54. Матфей продолжает так: "От шестого же часа тьма
была по всей земле до часа девятого" (Мф. XXVII, 45 —
49). С этим согласны и два другие (Марк. XV, 33 — 36;
Лук. XXIII, 44, 45); но Лука объясняет, почему произошла
тьма: потому что затмилось солнце. Матфей говорит: "А
около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или,
Или! лама савахвани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для
чего Ты Меня оставил? Некоторые из стоявших там,
слыша это, говорили: Илию зовет Он". Марк почти
согласен с ним в словах, в мыслях же — согласен
полностью. Затем Матфей говорит: "И тотчас побежал
один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив
на трость, давал Ему пить". Так говорит и Марк: "А один
побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость,
давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли
Илия снять Его". Матфей же повествует, что относительно
Ильи сказал совсем не тот, кто принес губку, ибо пишет:
"А другие говорили: постой; посмотрим, придет ли Илия
спасти Его". Из этого мы можем понять, что так говорили
и человек с губкой, и прочие воины. А Лука, прежде чем
272