Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
был распят и в третьем часу, и в шестом? На шестом
часе мы настаиваем, исходя из ясного указания Иоанна.
Но Марк упоминает о часе третьем. Если мы с тобой
оба верим слову Евангельскому, то покажи иначе (чем я),
как могло быть и то, и другое; докажешь иначе — с
радостью приму. Ведь Евангельская истина мне дороже,
чем собственное мнение. Или пусть кто-нибудь другой
приведет лучшее объяснение, а не приведет — то чем
плохо и это? Примем наилучшее, твердо при этом разумея,
что никто из евангелистов не мог ни солгать, ни впасть
в заблуждение, стоя на столь великой и священной высоте
своего служения.
44. Вспомним еще раз, как говорит Марк: "Пилат
отвечая опять сказал им: что же хотите, чтобы я сделал
с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским? Они
опять закричали: распни Его!" Затем Марк, не вставляя
ничего более, сразу говорит о том, что Пилат предал
Господа на крест, о чем Иоанн сообщает как о бывшем
в часу шестом. Мы видим, о сколь многом Марк умолчал,
а именно: о многократных попытках Пилата отнять Его
у иудеев. Действительно, Матфей говорит: "Пилат говорит
им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом?
Говорят ему все: да будет распят!" Тогда, как мы утвер-
ждаем, был час третий. Далее тот же Матфей сообщает:
"Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще
сильнее кричали: да будет распят! Пилат, видя, что ничто
не помогает, но смятение увеличивается...", и т. д. Что
же странного в том, что пока продолжались эти попытки
Пилата отстоять Иисуса, пока иудеи шумели и требовали
казни — прошло два или три часа? Таким образом и
наступил шестой час, в начале которого Пилат предал Его
на распятие, а в конце — наступила тьма.
45. А Лука повествует, что когда Пилат сказал: "Итак,
наказав Его, отпущу", то: "Весь народ стал кричать: смерть
Ему! а отпусти нам Варавву... Пилат снова возвысил голос,
желая отпустить Иисуса. Но они кричали: распни, распни
Его!" Тогда-то и был час третий. Лука продолжает: "Он
в третий раз сказал им: какое же зло сделал Он? я ничего
достойного смерти не нашел в Нем; итак, наказав Его,
265