Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
не указано вовсе, но понятно, что речь идет о пророке
Захарии.
30. Или, возможно, имя Иеремии появилось по таинст-
венному действию промысла Божия, которым управлялись
умы евангелистов? Ведь могло же быть так, что уму
Матфея, составлявшего Евангелие, представился вместо
Захарии Иеремия, как это часто бывает, и он безо всякого
сомнения вставил это имя. Однако, поскольку воспоми-
нания евангелистов направлялись Духом Святым, то имя
этого пророка могло появиться только в том случае, если
Господь повелел так написать. Объяснить же это можно
только тем, что все святые пророки известны удивительным
согласием между собою, ибо все, что написано ими, через
них сказал Дух Святой, а, значит, у них все общее, и
сказанное Захарией настолько же Захарьино, насколько и
Иеремиино, и наоборот. Отсюда понятно, что книги их
всех — это как бы одна книга одного, и те доказательства,
которые пытаются выдвинуть люди неверующие или просто
неопытные, — для подтверждения якобы несогласия святых
евангелистов, — эти же доказательства люди верующие и
ученые принимают как свидетельства единства всех святых
и пророков.
31. Есть и еще одна причина, о которой нельзя не
упомянуть. Дело в том, что Захария говорит о тридцати
сребренниках, но ничего не говорит о покупке поля. У
Иеремии же есть известие, что он купил поле у сына
брата своего и задолжал ему деньги. Таким образом,
читатель, находя у Иеремии слова о покупке поля, а у
Захарии — о тридцати сребренниках, связывает два про-
рочества в одно и постигает их общий смысл. Что же
касается слов, присоединенных Матфеем к этому проро-
честву, которых нет ни у Захарии, ни у Иеремии: "Которого
оценили сыны Израиля, и дали их на землю горшечника,
как сказал мне Господь", то из этого должно заключить,
что евангелист, включив эти слова, по откровению от
Господа указал, что пророчество это относится к обстоя-
тельству, связанному с оценкой Иисуса. Далее, запись на
купленное поле бросали в глиняный сосуд, из чего и
выходит поле горшечника. Что же до места погребения
254