Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
для научения таинству (сказано) более ясно: "Авва Отче";
а для обозначения единства достаточно: "Отче". И хотя
должно верить тому, что Господь воскликнул: "Авва Отче!;
но в полной мере истина может проявиться только тогда,
когда другие говорят, (что Он сказал:) "Отче!", показывая,
что эти две Церкви из иудеев и эллинов таковы, что
являются в то же время одною. Итак, слова: "Авва Отче!"
сказаны в том же смысле, в каком Господь когда-то
сказал: "Есть у Меня и другие овцы, которые не сего
двора", имея в виду, конечно же, язычников, тогда как
у Него в тот момент были овцы из народа Израильского.
Но так как Он далее прибавил: "И тех надлежит Мне
привесть: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо
и один Пастырь" (Иоан. X, 16), то насколько имеет
значение в отношении к иудеям и язычникам (возглас)
"Авва Отче!", настолько же к одному стаду подходит одно
только (слово) "Отче".
Глава V
15. По словам Матфея и Марка: "И когда еще говорил
Он, вот, Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним
множество народа с мечами и кольями, от первосвя-
щенников и старейшин народных. Предающий же Его дал
им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите
Его; и тотчас подошед к Иисусу, сказал: радуйся, Равви!
И поцеловал Его" (Мф. XXVI, 47 — 56; Марк. XIV, 43
— 50). И (Господь) сначала сказал ему, как об этом
вспоминает Лука: "Иуда! целованием ли предаешь Сына
Человеческого?" (Лук. XXII, 47 — 53); потом, по словам
Матфея, Он сказал: "Друг, для чего ты пришел?"; а затем
следует то, что привел Иоанн: "Кого ищете? Ему отвечали:
Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с
ними и Иуда, предатель Его. И когда сказал им: "это
Я", — они отступили назад и пали на землю. Опять
спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея.
Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня
ищете, оставьте их, пусть идут, — да сбудется слово,
245