Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
не подумал, что Он уменьшил власть Отца, когда сказал
"если возможно", Он не сказал "если можешь сделать",
но "если возможно". А возможно то, чего Он пожелает.
Таким образом, слова "если возможно" имеют значение
"если Тебе угодно". Действительно, Марк все это показал
достаточно ясно. Упоминание же евангелистов о словах
Господа: "Но не ч^го Я хочу, а чего Ты" (что равносильно
словам: "Но пусть будет воля Твоя, а не Моя") достаточно
показывает, что слова "если возможно" сказаны не в
смысле невозможности этого для Отца, а в виду того, что
это зависит от Его воли, и особенно это ясно из того,
что Лука и здесь более подробно внушил ту же мысль:
он привел слова Господа не как "если возможно", а "если
бы Ты благоволил". С этой мыслью более ясно соединяется
и сказанное у Марка: "Все возможно Тебе".
14. Сообщение же Марка, что Господь воскликнул:
"Авва Отче!", значит, что (Он возгласил) по-еврейски:
"Авва!", т. е. "Отче!" И очень может быть, что Господь
сказал в таинственном смысле то и другое (слово), желая
показать, что в Своем лице Он принимает страдания
Своего Тела, Т: е. Церкви, краеугольным камнем которой
Он был и которая приходит к Нему отчасти из евреев,
— к ним относится "Авва", а отчасти из язычников, к
которым относится "Отче". (Ефес. II, 11 — 12). И апостол
Павел, не упуская из виду этого таинства, говорит: "А
как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына
Своего, вопиющего: "Авва Отче!" (Галат. IV, 6).
В самом деле, необходимо, чтобы добрый Наставник
и истинный Спаситель, сострадая наиболее немощным, в
Своем лице показал, что Его мученики не должны от-
чаиваться, если в их сердца закрадется скорбь во время
страданий под влиянием человеческой немощи, так как
они преодолеют ее, предпочитая своей воле волю Божию,
ибо Он знает, что полезно для тех, которым Он подает
совет. Обо всем этом рассуждать подробно сейчас не
время; ведь теперь речь идет только о * согласии еван-
гелистов, в разнообразии выражений которых мы учимся
усматривать истину не иначе, как через распознание мысли
говорящего. Ведь "Авва" — это то же, что и "Отче"; но
244