Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
этом умалчивает и в конце заключает речь, что Господь
на его мудрый ответ сказал: "Недалеко ты от Царствия
Божия". Ведь могло же быть так, что он приступил с
целью искусить, но в ответе Господу был правдив. А,
возможно, нам следует полагать, что это искушение не
преследовало злой цели, но было искушением со стороны
человека осторожного, желавшего испытать вопрошаемого.
142. Лука же вставляет нечто подобное не в этой
последовательности (Лук. X, 25 — 37), но в совсем другом
месте. И трудно сказать, об этом ли событии здесь
говорится, или же то был другой человек, с которым
Господь вел речь об указанных двух заповедях; скорее
можно предположить, что это был другой; это следует не
только из того, что в порядке изложения замечается полное
различие, но и из того, что сей человек представляется
сам как дающий ответ на вопрос Господа и в своем ответе
упоминающий эти две заповеди; а когда Господь сказал
ему: 'Так поступай, и будешь жить", т. е. чтобы он
исполнял то, что по собственному его признанию есть
наиважнейшее в законе, евангелист продолжает: "Но он,
желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?"
Тогда Господь предложил притчу об отходившем из Иеру-
салима в Иерихон и попавшем в руки разбойников.
Поскольку представленный Лукою законник является и
искушающим, и сам дает ответ о двух заповедях, и так
как вслед увещанию Господа: 'Так поступай, и будешь
жить" о нем говорится: "Но он, желая оправдать себя...",
он не кажется добрым; а тот, о котором в похожем
контексте упоминают Матфей и Марк, изображен так
хорошо, что ему говорится от Господа: "Недалеко ты от
Царствия Божия"; то, пожалуй, Лука говорит о другом
человеке.
Глава LXXIV
143. Матфей продолжает: "Когда же собрались фарисеи,
Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он
сын?", и т. д. до слов: "И никто не мог отвечать Ему
ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать
219