Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/220"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
Глава LXXII
140. Итак, Матфей продолжает: "Тогда фарисеи пошли
и совещались, как бы уловить Его в словах. И посылают
к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель!
мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию
учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не
смотришь ни на какое лице; итак скажи нам: как Тебе
кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или
нет?", и т. д. до слов: "И слышав народ дивился учению
Его" (Мф. XII, 15 — 33). Марк и Лука сообщают эти
два ответа подобным же образом, не отступая в последо-
вательности передачи их от Матфея: один о золотой монете
для подати кесарю, а другой — относительно женщины,
вышедшей замуж за семерых братьев, последовательно
умерших один за другим (Марк. XII, 13 — 27 и Лук.
XX, 20 — 40). Действительно, после известной притчи о
работниках в винограднике и рассказе о замыслявших
козни иудеях, против которых и была сказана притча, о
чем упомянули все трое, эти два (Марк и Лука) пропускают
притчу о приглашенных^ на брачный пир, о чем сообщил
только один Матфей; но далее они идут все вместе,
сообщая и о подати кесарю, и о жене семи мужей в
одной и той же последовательности, не давая повода к
какому-либо недоуменному вопросу.
Глава LXXIII
141. Матфей таким образом продолжает повествование:
"А фарисеи, услышавши, что Он привел саддукеев в
молчание, собрались вместе. И один из них, законник,
искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая
заповедь в законе?", и проч. до слов Господа: "На сих
двух заповедях утверждается весь закон и пророки" (Мф.
XXII, 34 — 40). Об этом упоминает и Марк, соблюдая
тот же порядок (Марк. XII, 28 — 34). И пусть не смущает
то обстоятельство, что Матфей называет искушающим того,
от которого Господу был предложен вопрос, Марк же об
218