Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
денной вместе с ним жены рождалось от плотской похоти
(в каковой похоти воздано было соответствующее непови-
новению наказание) и получило первородный грех, ведущий
через заблуждения и различные скорби к тому последнему,
бесконечному наказанию вместе с отпавшими ангелами,
своими совратителями, властителями и сообщниками. "Как
одним человеком грех вошел в мир и с грехом — смерть,
так и смерть перешла во всех человеков, потому что в
нем все согрешили" (Рим. V, 12). Миром в этом месте
апостол называет, конечно, весь род человеческий.
27. Следовательно, дело представляется так: осужденная
масса всего рода человеческого лежала во зле или катилась
и низвергалась из одного зла в другое, и, присоединившись
к части согрешивших ангелов, подверглась достойному
наказанию за нечестивое отпадение. Но хотя не без
праведной воли разгневанного Бога все, что ни делают
злые, делают добровольно по слепому и необузданному
влечению, а ясные и открытые наказания терпят против
своей воли, однако благость Творца не перестает и злым
ангелам подавать жизнь и жизненную силу, без чего они
бы погибли, не перестает формировать и одушевлять семена
людей (хотя и рожденных от отпрыска порочного и
осужденного), не перестает распределять члены по возрас-
там, по различию места оживлять чувства, давать пропи-
тание. Он решил, что лучше делать из зла добро, чем
допустить, чтобы совсем не было зла. И если бы Он счел
лучшим, чтобы совершенно не было никакого восстанов-
ления людей, как нет восстановления нечестивых ангелов,
то неужели было бы незаслуженным, чтобы природа,
которая оставила Бога, которая, пользуясь своей худою
властью, попрала и преступила заповедь своего Творца (а
сохранить ее она могла весьма легко), которая осквернила
в себе образ своего Создателя, упрямо отвратившись от
Его света, которая свободным решением вдруг зло прервала
благодетельное подчинение Его законам; чтобы эта природа
вся на веки была бы оставлена Им и несла бы заслуженное
вечное наказание? Так мог бы Он сделать в том случае,
если бы был только справедлив, но не милосерд, и если
20