Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
на горе, и говорят только о днях средних. Лука же,
причислив конечные, т. е. первый и последний дни, сказал
"восемь".
114. Также и то, что Лука говорит о Моисее и Илье:
"Сказал Петр Иисусу: Наставник! хорошо нам здесь быть;
сделаем три кущи, одну Тебе, одну Моисею и одну Илии",
не должно считаться противоречивым тому, что присо-
единили Матфей и Марк, т. е. что Петр будто бы указывал
на это тогда, когда Моисей и Илья еще говорили с
Господом. Ведь, на самом деле, они это не выразили
ясно, а скорее умолчали о том, что при уходе их Петр
внушал эту мысль Господу. Лука еще прибавляет, что
когда они вошли в облако, то был голос из облака, о
чем другие не сказали, но они не сказали и чего-либо
обратного.
Глава LVII
115. Матфей продолжает так: "И спросили Его ученики
Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит придти
прежде?", и проч. до слов: "Тогда ученики поняли, что
Он говорил им об Иоанне Крестителе" (Мф. XVII, 10 —
13). То же самое, хотя отчасти и другими словами, сказал
и Марк (Марк. IX, 10 — 12); но он не прибавил, что
они поняли Его слова, как указание на Иоанна Крестителя,
когда Он сказал, что Илья уже пришел.
Глава LVIII
116. Далее Матфей говорит: "Когда они пришли к
народу...", и т. д. до слов: "Сей же род изгоняется только
молитвою и постом" (Мф. XVII, 14 — 21). Это же и в
том же самом порядке воспроизводят Марк и Лука, не
давая повода к какому-либо недоуменному вопросу (Марк.
IX, 16 — 28; Лук. IX, 38 — 40).
203