Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
не противоречит порядку повествования других. В самом
деле, чем он препятствует нам признавать то, что те, о
которых говорят Матфей и Марк, были исцелены, и что
тем, которые следовали за Ним на другой берег моря, Он
говорит сообщаемое у Иоанна; ведь Капернаум, куда они
переправились, по словам Иоанна, находится* около озера
Геннисар, в каковую землю они пришли согласно Матфею.
Глава XLIX
103. После слов Господа, когда Он говорил с фарисеями
об умывании рук, Матфей продолжает и соединяет повес-
твование так, что самим переходом показывает последо-
вательность событий. Он говорит: "И вышед оттуда, Иисус
удалился в страны Тирские и Сидонские", и т. д. до слов:
"И исцелилась дочь ее в тот час" (Мф. XV, 21 — 28).
О женщине Хананеянке упоминает и Марк, сохраняя тот
же порядок событий и не давая повода к каким-либо
сомнениям, за исключением добавленного им, что Господь
был в доме, когда приступила к Нему жена, просящая за
свою дочь (Марк. VII, 24 — 30). Однако, не составляет
труда увидеть, что Матфей умолчал о доме, хотя и повес-
твует о том же самом событии; но его слова, что ученики
в таких выражениях обратились к Господу: "Отпусти ее,
потому что кричит за нами", говорят о том, что эта
женщина кричала с мольбами вслед проходящему Господу.
Итак, слова Марка о доме можно понять только в том
смысле, что женщина вошла туда, где был Иисус, т. е.
куда Он вошел по предыдущим словам Марка. А слова
Матфея позволяют допустить, что Иисус в молчании вышел
из того дома; таким образом открывается связь и в
остальном повествовании. А свидетельство Марка о том,
что Господь ответил ей о невозможности бросать хлеб
детей псам, поставлено вслед за словами, сказанными
Матфеем об учениках, просивших за женщину Господа,
Его ответом, что Он послан только к погибшим овцам
дома Израилева, и сообщением Матфея о том, что она
последовала за Ним и поклонилась Ему со словами:
198