Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
евангелисты, заменив множественным числом единствен-
ное, сообщили как сказанное всеми учениками. Лука также
соединил в одну мысль ответ и Андрея, и Филиппа. В
самом деле, слова Луки: "У нас нет более пяти хлебов и
двух рыб" напоминают слова Андрея; а дальнейшие слова:
"Разве нам пойти купить пищи для всех сих людей?"
относятся, по-видимому, к ответу Филиппа, если бы он
не умолчал о двухстах динариях. Впрочем, то же можно
иметь в виду и относительно слов Андрея. Ведь, когда
он говорит: "Здесь есть у одного мальчика пять хлебов
ячменных и две рыбки", то тут же прибавляет: "Но что
это для такого множества?" А это и значит сказать: "Разве
нам пойти купить пищи для всех сих людей?"
97. Итак, мы видим, что слова разнятся, а в предметах
и мыслях — согласие полное; из этого мы получаем
спасительный урок: искать в словах только намерение
говорящих, к объяснению которого должны быть внима-
тельны все истинные повествователи, говорят ли они
что-либо о человеке, ангеле или Боге; а их желание может
быть явлено из слов, лишь бы только они не противоречили
друг другу по существу.
98. Конечно, в этом месте следует обратить внимание
читателя и на остальное, являющееся случайным: на то,
как Лука говорит, что им было велено расположиться по
пятидесяти, а Марк — по сту и по пятидесяти в ряд.
Но это не должно смущать, ибо один назвал часть, а
другой — целое; действительно, тот, кто сообщил о сотнях,
тот сообщил пропущенное другим; таким образом, проти-
воречия нет. Конечно, если бы один сказал о полусотнях,
а другой о сотнях, то вышло бы некоторое противоречие
и нелегко было бы разрешить, почему сказано и так, и
этак. Однако, говоря по правде, при внимательном иссле-
довании и это противоречие могло бы быть снято. Я
Упомянул об этом потому, что часто встречается нечто
такое, что для маловнимательных и безрассудных людей
кажется противоречивым, а на самом деле не таково.
195