Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XLIII
91. Матфей продолжает: "В то время Ирод четвертов-
ластник услышал молву об Иисусе и сказал служащим
при нем: это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых,
и потому чудеса делаются им". То же самое и таким же
образом говорит и Марк, но не в том же порядке (Марк.
VI, 14 — 16). Действительно, после того, как Господь
послал учеников, сказав им, чтобы они ничего не брали
с собою в путь, кроме посоха, Марк, закончив речь,
присоединил и это сообщение, не побуждаемый, однако,
какой-либо необходимостью, в силу которой мы были бы
вынуждены признать, что это событие было тесно связано
по времени с предшествующими по Марку. Он не сказал
как Матфей "в то время", ни "в тот день", ни "в тот
час". А Лука, удерживая тот же порядок повествования,
что и Марк, и не вынуждая читателя признавать, что
порядок следования событий был именно такой, о том
же предмете говорит так: "Услышал Ирод четвертовластник
о всем, что делает Иисус, и недоумевал: ибо одни говорили,
что это Иоанн восстал из мертвых; другие, что Илия
явился; а иные, что один из древних пророков воскрес.
И сказал Ирод: Иоанна я обезглавил; кто же Этот, о
Котором я слышу такое? И искал увидеть Его" (Лук. IX,
7 — 9). В этих словах Лука согласен с Марком; а то,
что он упоминает о колебании Ирода и о его словах,
дает основание полагать, что Ирод в конце концов ут-
вердился в той мысли, которую открыто заявляли другие,
так как, по словам Матфея, он говорит: "Это Иоанн
Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса
делаются им". Если бы он сказал: "Да неужто это Иоанн"
или: "Как такое может быть", то тогда, конечно же, речь
бы шла о том, что он все еще сомневался. Лука, рассказав
об этом, перешел к другому, другие же два, Матфей и
Марк, далее сообщают, каким образом был обезглавлен
Иоанн.
190