Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
выдавать ложь за истину или отвергать истину в пользу
лжи, или считать неизвестное известным и известное —
неизвестным? И при всем этом, одно дело считать добрым
того человека, кто в действительности зол: это — ошибка;
другое же — не испытать от этого зла какого-нибудь
другого зла, если бы злой человек, принятый за доброго,
нисколько не повредил. Точно также, одно дело — считать
ошибочно дорогу правильной, и совсем другое — от этого
зла, произошедшего от ошибки, получить нечто доброе,
напр., освобождение от козней злых людей.
20. Не знаю, стоит ли называть грехами и такого рода
ошибки, как, например, когда человек думает о дурном
человеке хорошо, не зная каков он на самом деле; или
когда вместо того, что мы воспринимаем через телесные
ощущения, встречаем нечто подобное, ощущаемое как бы
духовным телом или телесным духом, что произошло с
апостолом Петром, когда он, неожиданно освобожденный
ангелом из оков и темницы полагал, что видит видение
(Деян. XII, 9); или когда в самих вещественных предметах
шероховатое считается гладким, горькое — сладким, зло-
вонное — душистым, грохот дорожной повозки —музыкой,
или один человек принимается за другого, когда двое
бывают весьма похожи друг на друга, что часто случается
с близнецами, почему и говорится: "... и приятная ошибка
для родителей" (Вергилий. Энеида, кн. 10), и т. п. Я
решаю сейчас не тот весьма трудный вопрос, какой занимал
остроумнейших академиков, будто бы мудрец, чтобы не
впасть в ошибку и не принять ложь за истину, не должен
ничего утверждать, потому что все (как говорят они) или
неизвестно, или сомнительно. Об этом я написал три
книги в самом начале моего обращения, чтобы не служило
для нас препятствием то, что как бы у самого входа
полагало преграду. Нужно было устранить отчаянье в
достижении истины, которое с их точки зрения является
неизбежным. Итак, у них всякая ошибка считается грехом,
которого, утверждают они, нельзя избежать иначе, как
только оставляя вопросы нерешенными. Они говорят, что
тот, кто соглашается с неизвестным, несомненно заблуж-
дается; они доказывают в остроумных, но и весьма наглых
16